Рассвет России: Гуманизация правосудия.


Главная страница
Общая информация
Анастасия. Идеи содружества
Гуманизация правосудия
Ресоциализация заключённых
Социализация общества
Экология
Закон
Новые Разработки
Новости
 


































































































































 


































































































































 
































































































































































 
































































































































































 
































































































































































 

































































ВОЗВРАТНОЕ ПРАВО В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ КАК СРЕДСТВО ГУМАНИЗАЦИИ ПРАВОСУДИЯ И РЕСОЦИАЛИЗАЦИИ ОСУЖДЕННЫХ


Минин Б.А., Дейснер В.Ф., Соколин В.В.

Со всей очевидностью можно утверждать, что правопорядок и безопасность граждан, "защищенность от произвола рэкетиров, бандитов и взяточников" в любой стране зависят от целого ряда факторов: национального менталитета, эффективности работы правоохранительных органов и многих других причин, которые в свою очередь, существенно зависят от действующего законодательства.


Сами идеологи правоохранительной системы признают факт огромной внутренней противоречивости законодательства, широкое распространение правового нигилизма и многочисленные факты правонарушений даже в самой сфере правоприменения... Борьба с преступностью сопровождается нарушением законов со стороны работников правоохранительных органов1. Повторим: внутренней, не говоря уже о пылающих изъянах внешних, которые испытывает на себе все общество. Рост числа научных предложений и даже практических попыток исправления общественно неэффективного права говорит о неэффективности всей концепции Римского права, о том, что она себя уже давно изжила, т.е. о необходимости ее замены - лучше всего в целом и сразу. Это в принципе возможно, если есть подходящая новая платформа. Можно утверждать, что сейчас она уже существует. Эта платформа - возвратное право, декларирующее замену казуистики ныне господствующей нормативно-правовой концепции на простой и понятный принцип, действующий в природе и в обществе всегда и везде: "действие равно противодействию", или "за все надо платить". Обо всем этом и пойдет речь в данной работе.

Из этого и следует масса неизбежных негативных следствий, которые особенно ярко проявились в последний век ушедшего тысячелетия - и которые не должны были бы перейти в новое! Вот они, собранные вместе:
1. Игнорирование, во всяком случае передача на дальние приоритеты последствий от любых, даже грандиозных антиобщественных деяний, если они не прописаны в виде норм права.
2. Отстаивание в процессе судопроизводства юридических положений - и в то же время игнорирование многих масштабных социально значимых требований нашей жизни.
3. Неинтересность, ничтожность с точки зрения судопроизводства фигуры потерпевшего, который становится дважды потерпевшим: от нарушителя и от судебной системы.
4. Массовое утверждение в людях психологии героической ауры от удачливости обмана или обкрадывания "других" в результате не только сложностей для работы правоохранительных органов, но и пробелов и огрехов нашего законодательства, постоянно усложняемого вместо поиска общих принципиальных решений.
5. "Разбегание" человеческих цивилизаций, многие из которых в принципе не могут принять наш образ жизни, не хотят или не могут (не важно) участвовать в разграблении ресурсов планеты.
6. Переполненность тюрем, в которых перебывало около 10% всего населения страны, в основном мужского, с соответственным изъятием из общественного производства и домашнего хозяйства многих миллионов рук и голов.
7. Заслуженная или незаслуженная озлобленность многих, если не большинства осужденных несправедливостью наказания.
8. Самовоспроизводимость преступного мира за счет концентрации его в местах заключения, "работающих" как школы и полигоны для самообучения приемам использования недостатков нашего права.
9. Невероятная затянутость судопроизводства и вообще его крайняя неэффективность.
10. Разрастание административного аппарата и круга стремящихся к власти политиков, которые в "послевыборной" жизни, однако, эффективно оппортунируют и аннулируют любые реорганизации, им невыгодные или ими непонятые.
11. Существование сообщества ученых (науки) и сообщества чиновников (аппарата), искусственно поставленных законодательством в условия практически полной незаинтересованности в общественно позитивных результатах своей деятельности и не отвечающих за (нередко) ужасающие негативные последствия от реализации достижений своих или от консерватизма по отношению к более эффективным несвоим достижениям (давно открытое якобы безобидное явление "Not invented here"). При отсутствии четко определенного адекватного общественного спроса по результатам от таких деяний личное всегда и многократно будет возобладать над общественными интересами и служить социальному (общечеловеческому) застою или регрессу.


На наш взгляд, достойной альтернативой будет возрождение на новой основе того, что было до появления основ Римского права и что до сих пор остается во многих других цивилизациях нашего мира: ВОЗМЕЗДНОЕ (от слова "мзда", но не "месть"), или мы говорим - ВОЗВРАТНОЕ право, основные системообразующие признаки которого можно изложить так:
1. Приоритет, а для подавляющего большинства случаев - вообще единственный критерий при решении о виновности и о степени виновности показателя нанесенного ущерба другому лицу, обществу с одновременным отказом от всякой ссылки на действующую норму права как основу сегодняшних судебных разбирательств.
2. Предъявление нарушителю (нарушителям) обязанности компенсации в материальной, наиболее универсальной форме всего нанесенного ущерба, не предусматривая лишение свободы как универсального метода наказания (за исключением лиц, действительно показавших свою социальную опасность). Компенсации может быть от себя, от коллег, родственников или друзей. Или в виде отработки на тяжелых - но не унизительных! - работах.
При этом ни о какой отмене или о снижения уровня следственных работ не может быть и речи. Данная работа посвящена исследованию необходимости, достаточности и эффективности такой модели. В работе также будут дополнительно обоснованы системные принципы, необходимые для практической реализации системы возвратного права:

ЭВОЛЮЦИЯ ПРИНЦИПОВ ПРАВОСУДИЯ ПО ВЕКТОРУ ГУМАНИЗАЦИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ


Несмотря на нелинейность, прерывистость, зигзагообразность и реверсы, в общем линия развития человеческого сообщества идет от большой жесткости, непримиримости к меньшей жесткости обращения с противниками и преступниками. В ряду исторически достоверных факторов, приведенный В.Н. Кудрявцевым , в "раннем обществе" если нападавший бывал задержанным, все могло завершиться выкупом или возмещением вреда. Но нередко он продавался в рабство, его могли убить или изувечить. В 10% статей законов вавилонского царя Хаммурапи (XVIII в. до н.э.) предусматривалась смертная казнь, в 10% - телесные наказания, в 80% - возмещение вреда или уплата штрафа. В хеттских законах смертная казнь назначалась даже "если кто-либо воспротивится решению сановника" (XVII в. до н.э.), в китайских законах (IV в. до н.э.) - всякого, кто ослушается приказов или даже выступит против порядка царя.

Об исторически обусловленной переоценке ценностей и гуманистических тенденциях говорит и В.В. Лунеев во вступительном слове к своей книге "Преступность ХХ века" (М.: Норма, 1997, с. IX); там же (во введении) он цитирует слова Ф. Листа в Лейпцигском докладе в 1889г., когда преступность была им названа "нормальным, необходимым и даже в определенной мере полезным явлением, без которого жить невозможно, избавиться от которого никому не удавалось и не удастся". Очевидно, это надо понимать, во-первых, так, что в общем случае негативно отклоненное поведение естественно, как и все живое, это "нормальный" шум, флуктуации относительно медианы - усредненного поведения индивида, и оно превращается в "преступность", если оно выходит за рамки допустимого законом; что преступность, или, точнее, борьба с ней, поддерживает определенный тонус общества, и вопрос только в том, чтобы вред от нее был минимизирован (как и максимизирована польза от позитивно отклоненного поведения - но это уже другой вопрос). Так или иначе, но "беспреступных" моделей общественного и государственного устройства общества в мире, к сожалению, не оказалось. Идеологи восстановительного правосудия на начальном этапе становления ставили в качестве основы прежде всего возмещение вреда потерпевшему. Хотя в настоящее время этот принцип заметно девальвирован. В качестве такого возмещения сейчас признается даже искреннее раскаивание и иные формы "заглаживания" вреда. В принципе "экономизация" правосудия была замечена еще задолго до появления термина "экономика". В Русском праве, пишет В.Н. Кудрявцев , частная месть постепенно уступала место денежному выкупу и денежному вознаграждению обиженному при посягательстве на его честь. И параллельно ему существовало "не вполне" регламентированное изъятие имущества "на Государя". Определялась она по принципу "как Государь скажет". Семья потерпевшего могла требовать вознаграждение, только если в результате преступления лишалось единственной поддержки. Начиная с ХVIII в. эта мера была отделена от гражданской и перешла в систему гражданского судопроизводства. Однако существующий до сих пор институт гражданского иска в уголовном деле заметно усложняет вопрос судопроизводства.

Попытки формализовать назначение наказания, не прибегая к понятию нанесенного ущерба, через начисление баллов, были, причем на самом высшем федеральном уровне США. Но нет, баллы - это отнюдь не ущерб "в стоимостном выражении", и именно поэтому говорить о справедливости "табличного наказания" нельзя. У суда, конечно же, должна быть определенная возможность своего участия, и при оценке тяжести преступления, и при учете "долей участия" соучастников, и при определении оптимальной формы компенсации. Без этой возможности вообще применение "человеческого фактора" потерял бы всякий смысл. И возвратное право такую возможность дает. Среди главных направлений борьбы с преступностью В.Н. Кудрявцев называет ориентацию "на человека, его нужды и интересы". В этом отношении наша позиция очень близка и к позиции В.В. Лунеева, который цели совершенствования правосудия видит в гуманизации мер борьбы с преступностью, более широком применении мер наказания, не связанных с лишением свободы, со строгим социальным настроением. Как раз этому направлению полностью отвечает концепции возвратного права. О другом направлении - профилактическом. Для специалистов, пишет В.Н. Кудрявцев, давно стало непреложной истиной, что главное - не жесткость наказания, а его неотвратимость, которую обеспечивает вся практика правоохранительных органов. - А не уголовный кодекс. С этим, последним, утверждением авторы попытаются не согласиться. Размытость, нечеткость текстов может приводить к неадекватности наказания относительно тяжести преступления и даже к его "избежанию". И перечеркнуть все благие намерения законодателя. - Такова особенность кодифицированного законодательства, под идеологией которого находимся все мы. Вопрос неадекватности наказания - правда, на ограниченной статистической выборке из УК РФ 1996 года - будет вкратце рассмотрен ниже В 1996г. 27-летний житель штата Техас Дж. Уильямс выхватил пиццу у идущего навстречу молодого человека и съел ее. С учетом того, что он ранее уже был неоднократно судим за совершенные преступления, суд приговорил его к 25 годам тюремного заключения. Своеобразный рекорд был поставлен в суде города Майами (Флорида). 42-летний Г. Степни, который был уличен в краже 22 рулонов туалетной бумаги, но который в течение 20 предыдущих лет в той или иной степени подвергался наказаниям 51 раз, был приговорен к 40 годам тюремного заключения. Но такие явно неадекватные приговоры с явным завышением наказания относительно конкретного факта нанесения ущерба не так уж часты. А в данном конкретном случае можно говорить просто об изоляции многократно судимого преступника от общества. Во всяком случае, никакого членовредительства ему не назначили. На наш взгляд сущность "справедливо заслуженного" состоит в том, что лица, которые совершили одинаковые преступления, должны быть подвергнуты одинаковому наказанию. При вынесении приговора суд должен исходить из тяжести совершенного деяния, из того, чего "справедливо заслуживает" обвиняемый, и реальный срок наказания должен заранее определяться в приговоре суда, Ю.М. Антонян, дал исчерпывающую картину непосредственных причин, можно сказать истоков появления (формирования) преступного, асоциального поведения . Формирование криминальной личности: это дефекты и климата в семье, и отношение в ней к ребенку, и занятость родителей на работе, и боязнь утраты своего "Я", и ожидание угрозы со стороны среды… они формируют тревожную личность, способную преодолевать (игнорировать) любые нравственные преграды, даже не учитывая угрозу сурового наказания . На все это накладывается самая разнообразная мотивация преступления. В.Н. Кудрявцев сюда включает и прагматические потребности, и жажду признания, уважения, и мировоззренческие потребности . И даже боязнь небытия. Обратим внимание: даже сейчас, поднявшись с "социалистических" 3-6% (тогда мало у кого что можно красть) до 20-30%, капиталистическая доля корыстных преступлений все же далека до 100%. Месть, ревность и т.п. - да, но остается еще немало и другого: элементарной зависти, иногда даже оскорбительной. Не столько нужда, сколько нужда сравнительная, т.е. социальные контрасты, особенно "незаконные", "несправедливые" - это заметно добавляет решимости пойти на преступный шаг. Алкоголь - тоже "благоприятная" для преступления жизненная ситуация. Неблагоприятная экологическая обстановка упрощают его сделать, снимает последние нравственные запреты перед преступлением. Стоит вопрос: можно ли что-нибудь этому противопоставить? Общество с низким уровнем нравственности формирует личность и преступную, и невротическую, способную совершить преступления практически при отсутствии видимой мотивации. Или, что еще хуже, - провоцирует на преступление и сам становится жертвой.

Л.М. Карнозова, ведущий сотрудник ИГП РАН, отмечает, что "судопроизводство на принципах ВСП для несовершеннолетних оказалось областью, наиболее благоприятной для реализации". Один из проводников идеи восстановительного правосудия Даниел У. Ван Несс (Dan Van Ness) в своей статье "Восстановительное правосудие и международные права человечества" в Сборнике "Восстановительное правосудие", разбирая вопросы истории возникновения восстановительного правосудия, отметил, что в нормах и стандартах ООН ранее нашли отражение различные теории уголовного правосудия, пережившее расцвет и упадок в течение последних пятидесяти лет. Среди прочего, считает он, "можно назвать и падение во многих западных странах идеала реабилитации". в Материалах ООН 1992 года упоминаются посредничество, арбитраж и примирение. При этом Декларация 1992 призывает государства обеспечить, чтобы "результат был по крайней мере не менее позитивным для жертвы, чем в случае, если бы использовалась официальная система". Ниже в Главе 2, основываясь на богатых материалах Сборника "Восстановительное правосудие", можно будет воссоздать достаточно точное представление об обоснованных признаках ВСП ("классической модели"), недостатки, трудности сочетания ВСП с традиционной системой правосудия,

На наш взгляд, главным в восстановительной юстиции является то, что в нем основным становится понимание преступления как вреда реально нанесенного или вреда потенциально возможного, т.е. угрозы нанесения, а результатом процесса становится не наказание, кара, а восстановление "допреступного" статус-кво. В идеале среди целей уголовного наказания - а именно наказание является финалом, апофеозом любого от начала до конца проведенного дела - должно быть не только и не столько само наказание, а перевоспитание, ресоциализация, т.е. возврат в общество преступника и далее создание мощного поля пресечения преступных деяний. Однако если проанализировать обобщенные данные ряда стран (Таблица 1.2.2.), легко убедиться, что в них не совпадают не только формы назначаемого наказания, но не определены даже цели наказаний, более того - четко не определены понятия наказания и преступления.

По мнению В.Н. Кудрявцева, возрождающееся сейчас восстановительное правосудие далеко не на 100 процентов отвечает идеальным целям: со стороны потерпевшего в 30% побудительным мотивом примирения была жалость, со стороны виновного - боязнь ответственности (30%), его искреннее раскаяние - всего 10%. Но главным недостатком восстановительной юстиции В.Н. Кудрявцев видит в том, что она "слишком далека от привычной организации системы правосудия", она как бы выпадает из процесса судопроизводства. Далее мы покажем, что этого недостатка лишено возвратное право. Процедура восстановительного правосудия не является реабилитацией лица, она не отменяет факта совершения преступления. Детальный анализ возможностей этого производства и привел к модели возвратного права, которое как позже оказалось, имеет в судьбе человечества длительную предысторию и к тому же четко соответствует ряду основополагающихся законов природы, в т.ч. и такого, как 3-й закон Ньютона (действие равно противодействию)

Уже упоминаемый нами Ван Несс, касаясь истории возникновения "преступления" в его сегодняшнем понимании, отметил, что такое понятие, как нарушение закона, является относительно "молодым". Оно возникло в период средневековья при становлении в Европе централизованных государств. До этого преступление рассматривалось в первую очередь как вред, причиненный жертве и ее семье, и возмещение считалось основным способом устранения этого вреда и восстановления общественного спокойствия (Wolfgang, 1965). Идея, что король является жертвой, ибо в любом случае нарушается его спокойствие, возобладала по мере того, как короли обнаруживали в юридической фикции "монаршего покоя" мощное средство узурпации власти судов местных правителей и Римско-католической церкви. Вскоре после этого к возмещению вреда жертве преступления стали прибегать все реже и реже (Schafer, 1977), и на смену ему пришли законы о штрафах… в пользу государства.

Основательно познакомиться с экономической теорией преступности и провести её анализ мне было настоятельно рекомендовано профессором В. В. Лунеевым. Им же был предложен и основной источник, аккумулирующий подробные рефераты имеющихся на данный момент основных работ в этой области - интернет-сайт, включающий как оригинальные статьи, так и обзоры, что значительно упрощает представление об общем уровне работ в данной области. П. Рубин1 в статье, посвященной 10-летию рождения науки "Экономики преступлений и наказаний", отмечает, что до конца 60-х годов ХХ века изучением проблем преступности занимались социологи. Оно состояло в основном в поиске признаков, которыми отличаются преступники. Считалось, что поскольку преступники иррациональны, то наказание не удерживает их от преступлений, оно имеет смысл только как вид перевоспитания. С 1968 г. этой проблемой занялись профессиональные экономисты - в частности, Гэри Стенли Беккер2, который заложил концептуальные основы экономической теории преступлений. В 1992 г. он получил за комплекс работ в этой области Нобелевскую премию и в настоящее время считается "отцом" новой теории, ибо, как показало время, именно он заложил все концептуальные основы новой теории, непоколебимые до сих пор. Нами были проанализированы две статьи Г. Беккера с разницей во времени издания почти в 30 лет (1, 3), а также обзорные статьи других авторов: П. Рубина - за 10 лет, А. А. Эрлиха - за 20 лет (1, 4) существования основной теории Г. Беккера, а также ответвления от основной теории: Моргана О. Рейнолде - американца, сочетающего в одном лице экономиста и юриста, английского экономиста-криминолога Р. Андерсона и американских экономистов-криминологов Л. Филипса и Г. Воти-младшего, исследовавших экономику преступлений-наказаний на экономико-математических моделях.
В статье 1967 г. Г. Беккер приводит следующие данные по поводу издержек, преступностью в США: экономические издержки от собственно преступлений и от работ, вынужденно проводимых для ограничения преступной деятельности. Таблица экономических издержок, порожденные преступностью в США, 1967 г., может представлена по запросу.

Таким образом, эти издержки, около 21 млрд. долл., представляют около 4% учтенного национального дохода США. Причем, как видно из таблицы, расходы на правоохранительную деятельность составляют около 1/3, а потери от преступлений - около 2/3 от указанной суммы. Теория Беккера основана на предположении, что "люди действуют рационально, ориентируясь в своем поведении на выгоды и издержки". Решение стать преступником, как считает Беккер, в принципе не отличается от решения стать каменщиком или плотником или экономистом. Предпочтения могут изменяться от изменения цен или других факторов, определяющих собственные издержки и ожидаемые доходы (выгода от преступных деяний). Это касается прежде всего преступлений против собственности, представляющих, как можно видеть из таблицы, основные потери от преступлений. Что касается преступлений против личности, то, как считает П. Рубин, "теории ценности такого рода деяний пока нет". Ясно, что патологического убийцу, который "не может не убивать", ни угроза убийства, ни угроза штрафа любой величины останавливать не может. Наиболее важным результатом экономического подхода являются выводы о необходимости количественного учета затрат на предотвращение преступлений, исходя из того, чтобы каждый доллар, затраченный на предотвращение преступлений, давал бы столько же пользы, сколько и доллар, потраченный в другом направлении. К сожалению, экономические теории не дают и не способны дать полного представления о "пользе". Экономист К. Маркс лишь к концу своей жизни пришел к выводам о высшем значении такой экономической категории, как потребительная стоимость1. Сейчас эта торасль экономики довольно хорошо развита (см. Приложение А). Экономика, в том числе "социалистическая", пошла по пути учета только затрат, причем только материальных и экономических, не касаясь, можно сказать - шарахаясь от издержек социальных. Экономист Г. Беккер и другие авторы работ в сфере экономики преступлений тоже ограничивается экономической составляющей общей полезности. Лишь на исходе 20-летней истории этой науки в статье 1995 года Г. Беккер предлагает учитывать "все этические, психические и иные аспекты, определяющие поведение [преступника], и психическое удовольствие от аспектов насилия". При подведении 20-летнего периода работы экономической теории преступности А. Эрлих уже не может не учитывать наличие и внеэкономических факторов, активно влияющих на преступность, - в частности, "сильное предпочтение риска". Вводится понятие "максимизации социального дохода", которая "равносильна минимизации суммы потерь от преступлений и от расходов на защиту порядка". В связи с тем, что практически все эти факторы реально не определяемы, можно говоирть о чисто качественных выводах, сделанных Р. Андерсоном из выведенных уравнений. Хотя и эти выводы весьма важны для заявленного нами предмета исследования - возможности усиления социально-экономических факторов для укрепления социальной безоапсности, в частности, использования для совершенствования судопроизводства "возвратного принципа". Р. Андерсон отметил, что социальные потери не минимизируются, и используются лишь "экономические выгоды". Вопрос стоит об оптимальности наказаний и правила распределения сил позиции. Утверждается, что штраф и заключение - альтернативные формы наказания. - Да, по форме. Но содержанию то и другое является средством нанесения "ответственного удара" общества в направлении противостоящей ему личности. Было бы правильнее, если бы это была не месть, не кара, а лишь требование "возврата" того, что человек "взял". Существующее кодифицированное законодательство было единственно возможным (неотрицательным) на этапе усложнения материального и духовного производства в условиях отсутствия систем количественной оценки ущерба. Кроме того, оно сыграло заметную роль в охране членов правоохранительной системы, - с одной стороны и их жертв (преступников) от их своеволия - с другой стороны. "Прямые издержки от преступного поведения оценить довольно трудно. Если речь идет об убийстве, то эти издержки, видимо, вообще неизмеримы". Думается, это не совсем так. Да, в моральном отношении они, особенно для отдельных людей - родственников и близких, их оценка может колебаться в огромных пределах, но что касается именно экономической оценки, если принять пресечение жизни в среднем на половине рабочего срока, т. е. с отсечением от общества 20 лет трудового стажа; среднюю производительность труда, равную среднемировой (около 5000 ам. долл. в год) и принять, что зарплата, расходуемая в личных целях, равна ? от производимых благ, то в среднем убийство (в экономическом смысле!) будет означать потерю для общества 20 лет * 5000 долл./год * 0,5 = 50 тыс. ам. долл., или 1,5 млн. рублей.
Таблица сопоставления характеристик наказаний и сопутствующие им, указанных в Таблице , с позиции восстановительного правосудия и возвратного права, может представлена по запросу.



* По материалам Сборника "Восстановительное правосудие" / Под общей редакцией И.Л. Петрухина. - М.: МОО Центр "Судебно-правовая реформа", 2003.

"Возвратные принципы" и УПК-2001: анализ совпадений и результаты статистических исследований определителей размера наказания

Новый УПК содержит ряд новых норм, напрямую касающихся понятия нанесенного ущерба (вреда) и необходимости его возмещения. Так, Ст. 11 (Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве) прямо устанавливает: "Вред, причиненный лицу в результате нарушения его прав и свобод судом, а также должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование, подлежит возмещению". При этом даже предусматривается прекращение уголовного дела (в связи с примирением сторон): "Суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, против которого впервые осуществляется уголовное преследование по подозрению или обвинению в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред" (Ст. 25). При этом уголовное преступление недвусмысленно связывается с нанесенным вредом. Так, потерпевшим [в результате уголовного наказуемого деяния] является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя, прокурора или суда… (Ст. 42). При этом потерпевшему обеспечивается возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, а также расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя…, а по иску потерпевшего о возмещении в денежном выражении причиненного ему морального вреда размер возмещения определяется судом при рассмотрении уголовного дела или в порядке гражданского судопроизводства. Характерно, что в случае признания осуждение по уголовному делу неправомерным новый УПК предусматривает, что… "право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда": "право на возмещение вреда… имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу" (Ст. 133). Одновременно этой же статьей предусматривается возмещение морального вреда:
1. Прокурор от имени государства приносит официальное извинение реабилитированному за причиненный ему вред.
2. Иски о компенсации за причиненный моральный вред в денежном выражении предъявляются в порядке гражданского судопроизводства.
3. Если сведения о задержании реабилитированного, заключении его под стражу, временном отстранении его от должности, применении к нему принудительных мер медицинского характера, об осуждении реабилитированного и иных примененных к нему незаконных действиях были опубликованы в печати, распространены по радио, телевидению или в иных средствах массовой информации, то по требованию реабилитированного, а в случае его смерти - его близких родственников или родственников либо по письменному указанию суда, прокурора, следователя, дознавателя соответствующие средства массовой информации обязаны… сделать сообщение о реабилитации.
4. По требованию реабилитированного, а в случае его смерти - его близких родственников или родственников суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны… направить письменные сообщения о принятых решениях, оправдывающих гражданина, по месту его работы, учебы или месту жительства.
Этим же УПК (Ст. 139) предусматривается возмещение вреда и юридическим лицам:
"Вред, причиненный юридическим лицам незаконными действиями (бездействием) и решениями суда, прокурора, следователя, дознавателя, органа дознания, возмещается государством… Таким образом, УПК - 2001 принципиально включает казалось бы всё, что необходимо, чтобы, отказавшись от некоторых противоречивых требований, перейти на требование только концепции нанесенного ущерба. Но это только на уровне принципов и вербальных (текстовых) оценок. Количественные оценки определителей наказания, задаваемых уголовным кодексом, не совсем подтверждают это предположение. Если не считать некоторое воздействие самой процедуры судопроизводства, в ряде случаев, дело обстоит, как известно, с совершенно противоположным эффектом. Наказание является, очевидно, основным средством воздействия общества на преступника. При этом важной со всех точек зрения является оценка степени "справедливости" наказания и самим преступником, и обществом, в том числе и как массы налогоплательщиков. Совершенно очевидно, что категория "справедливости" является чисто психологической и кроме социологических не может быть выражена количественно. Однако, понимая трудность получения таких оценок по тем или иным конкретным преступлениям, тем более так называемым "громким", когда общественное мнение подвергается мощным атакам многих СМИ, заинтересованными в совершенно противоположных оценках, принять эту категорию (справедливости) для оценки качества работы нашего правосудия даже при наличии самих достоверных социологических оценок едва ли будет обоснованным. Исследованию реальной зависимости наказания от тяжести проступка, однако, мешает одно обстоятельство. Если степень наказания в законе прописана количественно (в виде размера штрафа, назначенного срока лишения свободы и т.д.), то тяжесть проступка - чисто вербально. Но для определенной, довольно значительной части норм уголовного права "справедливость" наказания может быть все же определена косвенно, если иметь в виду, что в чем бы ни выражался размер наказания, он должен пропорционально меняться для всех видов наказания, как говорят математики, "конгруентно". Следовательно функции двух и более форм наказания должны четко коррелировать между собой. Значительное рассогласование точек, определяющих степень наказания при одном и том же проступке дает основание подозревать, что по крайней мере одна какая-то из точек "несправедлива". При трезвом рассмотрении любой отдельной нормы права такие расхождения "неадекватности", могут быть объяснены ошибками составителей именно этой нормы права, их личными взглядами на жизнь и т.д. Очевидно, только соответствующая статистическая обработка массы однородных точек позволит наблюдать степень "справедливости" того или иного закона в целом. В принципе, "степень справедливости" любого судебного решения выражается в виде четкого соответствия уровня наказания степени тяжести проступка. Причем в идеале соответствие должно быть таковым и с точки зрения жертвы, и со стороны, с точки зрения общества. Языком математики это должно выражаться в виде максимальной корреляции, близкой к единице, между выбранными функциями (в данном случае заданными рядами точек) - функций тяжести проступка и предусмотренного законом размера наказания того или иного вида, того или иного "определителя наказания" и как следствие - .между функциями любого из определителей. Те-есть если в законе предусмотрена двойственность или множественность наказания, то корреляция между всеми функциями наказания, даже если они не являются гладкими, должна быть достаточно высокой. Эти функции и были нами исследованы на предмет их взаимной корреляции (см. Приложение Б). Кроме того, по результатам расчета для наглядности отмечены максимальные отклонения (положительные и отрицательные). Все расчетные значения приведены в Таблице 2.3.1. Таблица 2.3.1
Таблица результатов усредненных значений основных результатов статистической обработки определителей наказания по УК-1996г. и дополнений к нему 2003г. назначаемых сроков лишения свободы и значений штрафов, может представлена по запросу.

Таким образом, коэффициент корреляции рядов указанных определителей наказания 2003 года заметно снизился по сравнению с УК РФ 1996 года. Это подтвердили и расчеты линейного отклонения относительных (в процентах) выбранных определителей - с с +62,6 и -59,2 до +87,6 и - 75,6. Собственно,слишком велики и те, и другие значения. Ведь они означают, что для одних и тех же преступлений одному назначат 10 лет тюрьмы или 10 тыс. руб. штрафа, то другому - в два раза больше или меньше. О справедливости в этом случае говорить очень трудно. Мы считаем, что единственной адекватной реакцией общества на антиобщественное поведение, которое повлекло за собой нанесение тем или иным членам общества ущерб, в любом его виде, является его возмещение. Итак, создание для всех равной меры ответственности за равную меру нанесенного ущерба гуманизация правосудия - это первая и главнае направление возможного позитивного влияния возвратного права в правоохранительной сфере. Но есть и другая, возможно, менее яркая областьего полож влияние 100 тысяч реаби.


1. Учитывая тот непременный факт, что разные разделы кодексов как правило отрабатываются разными коллективами специалистов со своими специфическими представлениями о "добре" и "зле" и при действительно различных основаниях для назначения наказаний, коэффициенты корреляции для обеих вариантов Уголовного Кодекса оказались вполне удовлетворительными (коэффициенты корреляции, близкие к единице, наблюдаются только для взаимно детерминированных физических процессов).
2. Однако рассматривая значения среднеквадратичного и особенно "среднелинейного" отклонений, можно сделать неутешительный вывод о том, что даже максимальное отклонение значений от средней величины превышает - 50%, т.е. уже на этапе формулирования закона как указании суду для правонарушения одной тяжести заложены меры параллельного наказания, заметно не адекватные друг другу, а следовательно и тяжести правонарушения. Следует напомнить: в расчет принималась только одна, максимальная граница. С учетом разброса границ, упоминаемых в каждой норме права, эти величины для разных правонарушений могут существенно вырасти. Уже здесь скрыта определенная "несправедливость". Она хорошо просматривается и выявляется при сопоставлении между собой полученных сроков заключения массой заключенных, собравшихся "в одно время в одном месте". Однако реальные данные по реальным делам, если анализировать имеющиеся в СМИ сведения, превосходят все, даже самые большие расхождения, нашедшие место в существующем законодательстве - см. Раздел 4.1.
ВЫВОДЫ
1. Совершенно очевидно, что суды при вынесении приговоров руководствуются не правовыми нормами, а некими другими соображениями, которые не поддаются рациональным объяснениям.
2. "Нерациональность" в данном случае есть аналог менее точного термина "несправедливость"
3. Законодательство, а точнее - "право" разрешают эту нерациональность многократным усложнением нормативного массива и, как следствие, нормоприменения.
4. Законодательство, а точнее основы нашего права нуждаются в пересмотре, и совершенствовании. Соответствующие попытки делаются регулярно, но пока без изменения концептуальных основ, их результаты нельзя считать полностью удовлетворительными.
Одновременно делаются попытки объяснить саму преступную деятельность как экономическое явление.
Продуктивные научные исследования могут стать ключом к появлению новых конструктивных идей, которые могут способствовать и повышению эффективности правоохранительной деятельности по обеспечению социальной безопасности. Стоит вопрос об определении экстракта, который можно перенести из любой теории в практику.



Hosted by uCoz